ПОДВИГ БРИГА «МЕРКУРИЙ»

История Российского военно-морского флота знает немало великих побед и ярких страниц, но подвиг команды брига «Меркурий»выделяется своей уникальностью.

Жестокое усмирение турками греческого восстания 1820-х годов вызвало ответную реакцию ряда европейских держав. Энергичнее всего выступила единоверная православным грекам Россия, к ней не без колебаний присоединились Англия и Франция. В октябре 1827 соединённый англо-русско-французский флот наголову разгромил в битве у Наварина (близ юго-западного берега Пелопоннеса) египетскую эскадру Ибрагима, которая помогала турецкому султану подавлять восставшую Грецию.

Считая царя Николая I главным инициатором этого дела, султан провозгласил Россию злейшим и неукротимым врагом мусульманства и стал собирать армию для борьбы с ней. В ответ русский государь объявил Турции войну (14 апреля 1828 г.).

Русско-турецкая война 1828–1829 гг. закипела одновременно на Балканах и в Закавказье. Весной 1828- го русская армия Витгентшейна заняла Молдавию и Валахию. Николай I принял отличную от прежних русско-турецких войн стратегию. Он решил не нападать на противника, как раньше, по всей линии нижнего и среднего Дуная, а нанести концентрированный удар в узкой причерноморской полосе, сосредоточив здесь основную массу сил. И это принесло результаты: вскоре русским войскам сдались все турецкие крепости по Нижнему Дунаю кроме Силистрии.

Основная задача кораблей Черноморского флота в этой компании – блокировать турецкие порты, разорвать коммуникации врага, перекрыть основным силам османского флота выход из Босфора. Необходимо было своевременно обнаружить турецкий флот. С этой целью в море постоянно крейсировали корабли Черноморского флота.

116 человек

Офицеры

Александ Казарский, капитан лейтенант

Сергей Скорятин, лейтенант

Федор Новосельский, лейтенант

Дмитрий Притупов, мичман

Иван Прокофьев, корпуса флотских штурманов паручик

Селиверст Дмитриев, корпуса флотских штурманов кондуктор

Федор Спиридонов, штурман ученик I класса

Иван Холодов, шкиперский помощник унтер-офицерского чина

Квартирмейстеры

Прокофий Васильев

Семен Егоров

Игнат Конивченко

Ермолай Петров

Степан Крутяков

Матросы первой статьи 

Ефрем Васильев

Фаизуил Зябирев

Антон Калинин

Трофим Папиратов

Петр Александров

Григорий Кузьмин

Тимофей Рыбаков

Степан Савальев

Федор Пантелеев

Петр Ефимов

Григорий Ширмаев

Лукьян Чапленко

Ипполит Ерофеев

Василий Наточиенко

Степан Сикепук

Данило Овсяников

Николай Кириленко

Федор Филиппов

Ларион Винев

Егор Иванов

Иван Иванов

Тимофей Аникин

Иван Заплаткин

Козьма Беспалов

Матросы второй статьи 

Афанасий Гусев

Гаврило Одарченко

Филимон Васильев

Михайло Романовский

Василий Комаров

Андрей Токарев

Андрей Хромов

Артамон Тимофеев

Иван Гусев

Семен Украинский

Егор Степанов

Анисим Арехов

Старшие юнги 

Анисим Вахленко

Павел Безбабков

Иван Виснохин

Тимофей Леонов

Сергей Григорьев

Петр Назаров

Иван Никитин

Абрам Степанов

Виктор Марков

Гаврило Титов

Кондратий Трофимов

Павел Клопенко

Яков Серегин

Платон Антонов

Гаврило Романов

Форафон Киселев

Кирило Фомин

Семен Алексеев

Никита Борисов

Петр Арсентьев

Ефим Игнатов

Протас Жарков

Антип Щербаков

Иван Минаков

Григорий Пузанков

Егор Егоров

Алексей Иванов

Федор Короткий

Филимон Лобанов

Сергей Абрамов

Герасим Сухотин

Василий Баляков

Василий Буравцов

Иван Щукин

Егор Жиганов

Федор Елманов

Антон Мелентьев

Иван Гришин

Афанасий Петров

Данило Кузнецов

Иван Волоненский

Андрей Пащенко

Василий Крупкин

Барабанщики 

Степан Данилов

Кирило Майоров

Флейтщик 

Иван Филипов

Старший фельдшер 

Михайло Прокофьев

Унтер-баталер 

Ефим Ткаленко

Средний унтер-офицер 

Илья Есипов

Бомбардиры

Михайло Семенов

Фома Тимофеев

Петр Ефимов

Михайло Семенов

Трофим Карнеев

Канониры 2-й статьи

Иов Ковалев

Карп Пищегин

Лев Спридонов

Иван Лисенко

Василий Кабанов

Плотник 3-го класса 

Самойло Пальчиков

Конопатчик 3-го класса 

Иван Баев

Купор 4 класса 

Терентий Тодок

Парусник 4 класса 

Иван Максимов

Казенный денщик капитан-лейтенанта Казарского 

Степан Шаронов

Крепостной человек мичмана Притупова 

Петр Данилов

Переводчик, севастопольский житель 

Федор Папнуто

В мае 1829 года очередной отряд русских судов
в составе 44-пушечного фрегата «Штандарт» (командир капитан-лейтенант П.Я. Сахновский) и двух 20-пушечных бригов, «Орфей» (командир капитан-лейтенант Е.И. Колтовский) и «Меркурий» (командир капитан-лейтенант А.И. Казарский) – получил приказ крейсировать у выхода из пролива Босфор. Общее командование отрядом было возложено на капитан-лейтенанта Сахновского. 12 (24) мая корабли снялись с якоря и взяли курс к берегам противника.

Находясь на траверзе Пендераклии в 13 милях от пролива, они 14 мая заметили приближающуюся турецкую эскадру, в числе 14 судов (как потом стало известно – 6 линейных кораблей, 2 фрегата, 2 корвета, 1 бриг и 3 небольших парусных судна), шедшую от берегов Анатолии. Сахновский решил поближе разглядеть противника, чтобы определить, с какими силами на этот раз вышел капудан-паша. На фалах «Штандарта» затрепетал сигнал: «Меркурию» – лечь в дрейф. Сахновский оберегал самый тихоходный корабль своего отряда. Принимать неравный бой приказа не было, и дозорные «Штандарт» и «Орфей», сосчитав турецкие вымпелы, повернули назад предупредить основные силы флота. Неприятельская эскадра устремилась в погоню.

Капитан брига «Меркурий» А.И. Казарский

Флигель-адъютант капитан 1-го ранга А. И. Казарский

Бой брига «Меркурий». Художник М. С. Ткаченко

@ Бой брига «Меркурий». Художник М. С. Ткаченко

Очень скоро быстроходный «Штандарт» поравнялся с «Меркурием». На его мачте взвился новый сигнал: «Избрать каждому курс, каким судно имеет преимущественный ход». Казарский избрал NNW, «Штандарт» и «Орфей», взяв курс NW, резко вырвались вперёд и быстро превратились в два пушистых облачка на горизонте…

За кормой «Меркурия», который нёс все возможные паруса, неумолимо вырастал лес мачт турецких кораблей. Ветер был WSW; неприятель шёл строго на север. Лучшие турецкие ходоки – 110-пушечный «Селимие» под флагом капудан-паши и 74-пушечный «Реал-Бей» под флагом младшего флагмана – постепенно настигали «Меркурий». Вся остальная турецкая эскадра легла в дрейф, ожидая, когда адмиралы захватят либо утопят русский бриг.

Шансы на спасение у «Меркурия» были ничтожны (турки имели десятикратное превосходство в числе пушек, а если принять во внимание их калибр, то преимущество у врага было тридцатикратным!), почти не оставляли надежды на благополучный исход боя, в неизбежности которого уже никто не сомневался. Около двух часов дня ветер стих, и ход преследующих кораблей уменьшился. Казарский, используя вёсла, увеличил расстояние, отделявшее его от противника, но не прошло и получаса, как ветер снова посвежел, и турецкие корабли начали сокращать дистанцию.

Видя, что уйти от турецких кораблей тихоходному бригу не удастся, командир «Меркурия» собрал офицеров на военный совет, на котором, по традиции, первыми вы ступали младшие чины. Поручик корпуса флотских штурманов Иван Прокофьев предложил драться до последнего, а когда будет сбит рангоут, откроется сильная течь или бриг будет лишен возможности сопротивляться, подойти к адмиральскому кораблю и, сцепившись с ним, взорвать «Меркурий». Его предложение было принято единогласно.

Александр Иванович Казарский вышел к матросам и объяснил им, что требует от них воинский устав, что ждёт от них государь-император и что посрамить честь Андреевского флага им нельзя. Команда встретила решение о бое троекратным «ура». Кормовой флаг прибили к гафелю, чтобы он не мог спуститься во время предстоящего сражения. Отвязали находившийся за кормой ял. На бочку с порохом в крюйт-камере положили заряженный пистолет, последний из живых должен был выстрелом взорвать корабль. И приготовились умереть или победить.

Модель французского трёхдечного корабля «Руаяль Луи», по чертежам которого был построен турецкий флагман «Селимие»

Модель французского трёхдечного корабля «Руаяль Луи», по чертежам которого был построен турецкий флагман «Селимие»

Модель брига «Меркурий»

Модель брига «Меркурий»

Примерно в 14:30 турки приблизились на расстояние выстрела. Их снаряды стали попадать в паруса и такелаж брига. Сражение началось. Искусно маневрируя, Казарский на парусах и вёслах постоянно уводил «Меркурий» от турецких бортовых залпов, укрывался в пороховом дыму. Командир прекрасно знал слабые и сильные стороны своего брига. Несмотря на девятилетний возраст (не преклонный, но почтенный) «Меркурий» был крепок, правда, тяжеловат на ходу. Прекрасно держал высокую волну, зато в штиль совершенно грузнел. Спасти его могли только искусство маневра и меткость канониров.

Настоящий бой начался, когда «Селимие» попытался обойти бриг справа и дал залп своим левым бортом, от которого Казарскому удалось удачно уклониться. Далее в течение получаса «Меркурий» маневрировал столь умело, что заставлял противника действовать только погонными орудиями.

В начале шестого часа удачными выстрелами комендора Ивана Лысенко удалось повредить ватер-штаг и бейфут грот-марса-рея «Селимие», после чего его марсель и брамсель заполоскали и повисли. Благодаря этому попаданию корабль неприятеля немного отстал и привёлся к ветру для ремонта. Тем не менее, вслед «Меркурию» был дан полный залп, сбивший со станка одну из пушек.

Около шести часов было нанесено серьёзное повреждение и второму неприятельскому кораблю, «Реал- Бею» – «Меркурию» удалось перебить его фор-брам-рей и нок фор-марса-рея, который, падая, увлёк за собой лисели. Упав, лисели закрыли порты носовых пушек, Теперь уже и «Реал-Бей» был вынужден оставить поле боя и лечь в дрейф. Дав по турецкому кораблю последний залп, «Меркурий» продолжил свой путь.

Схема маневрирования брига «Меркурий» в бою 14 мая 1829 г.

Схема маневрирования брига «Меркурий» в бою 14 мая 1829 г.

Повреждения корпуса брига «Меркурий» после боя 14 мая 1829 г.

Повреждения корпуса брига «Меркурий» после боя 14 мая 1829 г.

Поскольку артиллерийская канонада, доносившаяся с юга, смолкла, «Штандарт» и «Орфей», посчитав «Меркурий» погибшим, приспустили, в знак траура по нему, свои флаги.

Пока израненный бриг приближался к Сизополю, где базировались основные силы Черноморского флота, контуженный, с перевязанной головой А.И. Казарский подсчитывал потери: четверо убитых, шесть раненых, 22 пробоины в корпусе, 133 – в парусах, множество повреждений в рангоуте и такелаже, разбиты все гребные суда…

На следующий день, 15 мая, «Меркурий» присоединился к флоту, который, извещённый «Штандартом»,
 в 14 часов 30 минут вышел в море в полном составе.

Когда на горизонте появились русские корабли, Казарский разрядил лежавший у крюйт-камеры пистолет в воздух. Вскоре израненный, но не побеждённый бриг входил в Севастопольскую бухту.

Весть о великой победе «Меркурия» быстро разошлась по всей Европе. Боевые награды получили все члены экипажа. Подвиг «Меркурия» восхитил даже врагов.

Акварель, наиболее точно изображающая один из этапов боя. Автором этой работы является участник сражения штурман брига «Меркурий» И.П. Прокофьев

@ Акварель, наиболее точно изображающая один из этапов боя. Автором этой работы является участник сражения штурман брига «Меркурий» И. П. Прокофьев

В распоряжении историков имеется письмо штурмана турецкого корабля «Реал бея»:

«Корабль Капудан-паши и наш открыли сильный огонь. Неслыханное дело! Мы не могли заставить его сдаться. Он дрался, наступал и маневрировал так искусно, что стыдно сказать: мы побитые им —  прекратили сражение, а он со славою продолжил свой путь. Ежели в великих деяниях древних и наших времен находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, а имя героя достойно быть начертано золотыми буквами на храме Славы: он называется капитан-лейтенант Александр Казарский, а бриг «Меркурием»!

Бриг «Меркурий» увековечил славу российского флота на Черном море,за что указом Императора Николая Iбыл награждён  кормовым Георгиевским флагом.

В истории российского флота право поднимать в качестве кормового —  Андреевский Георгиевский флаг было дано всего лишь двум кораблям: линейному кораблю «Азов» — за проявленные мужество и отвагу в достижении победы в Наваринском сражениии бригу «Меркурий» — за победу в неравном бою с двумя крупнейшими турецкими кораблями.

Героические заслуги этих двух российских кораблей были столь высоки, что больше ни один император не произвёл подобного награждения.

Из указа Императора Николая I от 29 июля 1829 г.

«…когда бриг сей придет в неспособность продолжать болееслужение на море, построить по одному с ним чертежу другоетакое же судно, наименовав его «Меркурий», продолжая сие таким образом до времен позднейших, дабы память знаменитых заслуг команды брига «Меркурий» и его никогда во флоте не исчезала, а переходя из года в год на вечные времена служили примером потомству».

Героический подвиг экипажа брига «Меркурий»поставил его в число десяти самых заслуженных героических кораблей всех времён и народов.

Имя легендарного корабля Российского флота живет в сердцах многих поколений военных моряков и жителей города Севастополя, где на Матросском бульваре в 1839 году по инициативе командующего черноморской эскадрой адмирала М.П. Лазарева на центральном городском холме воздвигли памятник в честь подвига Брига «Меркурий». Памятник создавался по проекту Александра Павловича Брюллова, был заложен в 1834 году к пятилетию боя и открыт в 1839-м. Деньги на его установку были собраны моряками Российского флота. На постаменте написана лаконичная надпись: «Казарскому. Потомству в пример». Автором этой надписи является сам Николай I. Это был первый памятник, воздвигнутый в этом городе, и ставшим одним из его символов.

Памятник А.И.Казарскому в Севастополе со знаменитой надписью «Потомству в пример»

Памятник А.И.Казарскому в Севастополе со знаменитой надписью «Потомству в пример»

Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими кораблями встречается с русской эскадрой. Художник И. К. Айвазовский

@ Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими кораблями встречается с русской эскадрой. Художник И. К. Айвазовский

Подвиг брига «Меркурий» был увековечен и в названиях трех военных кораблей Черноморского флота, поочерёдно носивших название «Память Меркурия»:  корвета (в 1865 году) и двух крейсеров (в 1883 и 1907 годах).

Пример удивительной доблести, верности и беззаветной преданности отечеству запечатлели в «память потомкам» художники И.Айвазовский, Н.Красовский, Ф.Толстой, архитектор А.Брюллов  и ряд известных писателей. Замечательно описал историю героического подвига экипажа брига известный писатель Г.Черкашин, по книге которого написан актуальный для современного поколения молодежи  киносценарий.

В нашей стране уже много лет существует общественное движение «Памяти брига Меркурия», ставящее своей целью популяризацию беспримерного подвига экипажа брига, а также восстановление полноразмерной копии героического парусника.

Инициатором создания художественного фильма о подвиге «Меркурия» был Сергей Герасимов, который прекрасно понимал значение этой темы для определения моральных ориентиров будущего России. Кинокартина была запущена в производство на киностудии им. Горького, но уход из жизни великого режиссера не позволил осуществить данный проект.

Идея продолжала жить и была подхвачена Гильдией продюсеров Союза кинематографистов и кинокомпанией «Парамир»,которая имеет права на экранизацию книги Г.А.Черкашина и производство фильма.

Проект увековечивания памяти героического подвига брига «Меркурий» сегодня, как никогда актуален и социально востребован,  в том числе, в свете развития международных политических процессов и патриотического воспитания современной молодежи.